Опрос

Интересует ли Вас страна производитель лабораторной посуды при одинаковом качестве::

Наш баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте код нашей кнопки:

Крэйдком

или текстовую ссылку:

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.

Реклама

Главная

Химия и жизнь 2

Так великое открытие Ньютона перестало, наконец, быть тайной. Коллинз был ученым секретарем Королевского общества. Он немедленно снял копию со статьи Ньютона, а оригинал возвратил автору. Эта копия и сыграла роль улики против Лейбница — много лет спустя, когда и Коллинза, и Генри Ольденбурга, сменившего его на посту ученого секретаря, и Ньютона, и самого Лейбница уже не было в живых.

Точнее, уликой служила тетрадь, найденная в бумагах Лейбница. В ней среди беглых заметок находились выписки из «Анализа». На этом основании была выдвинута версия, будто Коллинз показал копию работы Ньютона немецкому гостю во время его визита в Лондон.

Но в тетрадке отсутствует дата. А из переписки Лейбница с Ольденбургом, завязавшейся после отъезда Лейбница из Англии, видно, что в это время он еще не был знаком с Коллинзом. В выписках использованы обозначения дифференциала, отсутствующие у Ньютона: они принадлежат самому Лейбницу. Все дело в том, что эти выписки были сделаны не в 1673 г., а спустя три года, во время второго приезда в Англию. К этому времени у Лейбница уже был готов его собственный вариант дифференциального псчис-ления.

VI.

В романе Германа Гессе «Игра в бисер», изданном в конце второй мировой войны, описывается община ученых, владеющих методом или, вернее, секретом своеобразной и таинственной систематизации знаний. Игра в бисер, в которой бесконечно совершенствуются обитатели Касталии — провинции наук и искусств,— это какое-то сложное, хитроумное и необыкновенно изощренное нанизывание понятпй логики, образов искусства, философских категорий, математических формул и музыкальных мелодий, в ходе которого выясняются скрытые соответствия, возникают неожиданные сочетания, высвечиваются глубокомысленные аналогии и параллели

Читателю объясняют, впрочем достаточно туманно, что Игра — это «некий универсальный язык, посредством которого оказывается возможным выражать ценности духа в осмысленных знаках и сопрягать их между собой». Вместе с тем это именно игра, забава с цветными стекляшками,— нечто увлекательное, по бесконечно далекое от жизни.

Роман Гессе, как это ни покажется странным, заставляет вспомнить «Универсальную Характеристику» Лейбница, мечту всей его жизни, заветный замысел, без знакомства с которым невозможно увидеть путь, какой привел его к открытию дифференциального исчисления.