Опрос

Интересует ли Вас страна производитель лабораторной посуды при одинаковом качестве::

Наш баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте код нашей кнопки:

Крэйдком

или текстовую ссылку:

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.

Реклама

Главная

Химия и жизнь 2

Действительно, сквозь широту II кажущуюся разбросанность устремлений Лейбница проглядывает об щая идея В этой идее с наибольшей отчетливостью выразилась его тяга к синтезу человеческих знаний.

Лейбниц— Никола Ремону (январь 1714 г.):

«Будь я менее обременен делами, я, может быть, дал бы общий метод изложения идей, в коем все истины разума бы 1и бы сведены к некоему математическому выражению. Это было бы одновременно и всеобщим языком, или способом записи, однако не имело бы ничего общего с теми, какие были предложены до сих пор, так как и буквенные обозначения, п самые слова здесь служили бы руководством для разума, а ошибки (кроме фактических) были бы не чем иным, как ошибками в математических расчетах. Составить или изобрести такой язык, иначе «характеристику», дело весьма трудное, зато научиться ему было бы очень легко без всяких словарей. Этот язык мог бы служить также для оценки степеней правдоподобия в тех случаях, когда нет достаточно данных, чтобы утверждать достоверность той или иной истины, а также для обнаружения того, чем надлежит нх дополнить. Причем такая оценка была бы чрезвычайно полезной и в жизни, для решения практических вопросов, где, оценивая вероятность исходов, обыкновенно' не учитывают больше половины».

Ему же (март 1714 г.):

«Если мне удалось пробудить у выдающихся людей интерес к исчислению бесконечно малых, то это потому, что я успел представить несколько важных примеров того, как можно использовать его на практике. Г-н Гюйгенс, узнав кое-что о нем из моих писем, сначала отнесся к нему пренебрежительно. Он даже не предполагал, что здесь может скрываться какой-то секрет, но потом убедился, каких поразительных результатов можно добиться с помощью этого исчисления, и уже незадолго до своей смерти принялся его изучать. И это Гюйгенс, чьи поистине великие заслуги почти давали ему право свысока смотреть на все, чего он не знал! А вот мой Общий Л1етод, когда я поведал о нем маркизу Лопиталю и другим обратил на себя не более внимания, чем 3 Химия и Жизнь, № 2 если бы я рассказывал о том, что мне привиделось во сне. .Мне, конечно, следовало бы показать его применение на каком-нибудь наглядном примере из практики, но для этого нужно было бы составить по крайней мере часть моей Характеристики, а это не так легко, особенно при нынешнем моем состоянии...»