Опрос

Интересует ли Вас страна производитель лабораторной посуды при одинаковом качестве::

Наш баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте код нашей кнопки:

Крэйдком

или текстовую ссылку:

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.

Реклама

Главная

Химия и жизнь

Что это могло означать? Ган и Штрассман не сделали окончательного вывода. Они либо не знали, либо забыли о статье И. Ноддак

16 яньаря 1939 года в английском журнале «Nature» появилось письмо Лизы Мейтнер и Отто Фриша, объяснявших результаты Гана и Штрассмана. В нем говорилось о распаде ядра на две части, впервые были начертаны слова «деление ядер», оценивалась энергия, освобождающаяся в процессе развала атомного ядра.

Статьи Гана и Штрассмана, Мейтнер и Фриша знаменовали новый этап в изучении свойств урана. После их появления цепная реакция познания элемента № 92 набрала силу. Почти во всех физических лабораториях мира ставились опыты по расщеплению уранового ядра. Многие ученые подтвердили правильность выводов Мейтнер и Фриша. Одним из первых был Фредерик Жо-лио. Французский физик нанес на поверхность фольги тонкий урановый слой и поместил получившуюся мишень в счетчик заряженных частиц. Когда к счетчику подносили источник нейтронов, возникали мощные импульсы:    осколки деления

ионизовали газ, которым была заполнена камера счетчика. По степени ионизации определили энергию осколков. Она оказалась огромной: при делении одного атома урана высвобождалось примерно 200 миллионов электрон-вольт (столько же энергии освобождается при окислении нескольких миллионов атомов углерода)

Спустя несколько месяцев экспериментально подтвердилось предположение теоретиков о том, что расщепление урана сопровождается испусканием дополнительных нейтронов. Стало ясно: подобно горению, ядерная реакция может поддерживаться сама собой. До открытия деления ученые скептически относились к возможности освоения ядер-ной энергии в ближайшие 100— 200 лет. Теперь взгляды на перспективы ее практического применения резко изменились. Тысячи ученых занялись исследованиями урана, но поток информации об уране разом иссяк— все было засекречено.

В декабре 1942 года в США был 'пущен первый урановый реактор, в руках человека оказался обильный источник энергии несолнечного происхождения, Источник невиданной до тех пор энергонасыщенности — «калорийность» урана в миллионы раз превышает энергосодержание любого химического топлива. Но это уже техника.

Расщепление уранового ядра и открытие цепной реакции деления подвели итог каскада великолепных, ни с чем не сравнимых открытий. Одним из них стало открытие спонтанного деления ядер урана (К- А. Петр-жак и Г. Н. Флеров, 1939— 1940 годы, Ленинград) *.