Опрос

Интересует ли Вас страна производитель лабораторной посуды при одинаковом качестве::

Наш баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте код нашей кнопки:

Крэйдком

или текстовую ссылку:

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.

Реклама

Главная

Химия и жизнь

Это отношение к Лейбницу вполне традиционно для англичан. Можно догадаться, что оно восходит еще к тем временам, когда соперник Ньютона был жив и дважды — в 1673 и 1676 годах — побывал в Англии. Правда, с Ньютоном он никогда не встречался.

Единственный писаный маслом прижизненный портрет Лейбница, погибший в 1945 году, в конце войны, изображал человека лет тридцати— тридцати пяти, в пудреном парике и бархатном камзоле с кружевными манжетами, довольно полного, с лицом если не располагающим, то во всяком случае значительным. Крупная голова, большой мясистый нос, небольшие, очень живые, любопытные и буравящие собеседника глазки. Известно, что Лейбниц был невысокого роста, несколько мешковат, рано облысел и имел на голове шишку (атером!), но эти недостатки внешности, дребезжащий голос и неясная дикция с сильным верхне-немецким акцентом, по-видимому, вполне искупались его общительностью, тем благожелательным любопытством к людям, которое помогало ему быстро найти общий язык с партнером. Лейбниц умел быть любезным, почтительным, остроумным, умел очаровать собеседника, но мог вызывать и раздражение ловкостью своего дипломатического ума, стремлением обойти острые углы и во что бы то ни стало сохранить хорошие отношения. Недаром он слыл мастером компромисса: ведь для иных это могло означать недостаток принципиальности.

Что поражало всех, так это его фантастическая эрудиция. Лейбниц знал все и обо всем мог сказать свое слово. С политиком он говорил о политике, с князем церкви — о теологии, с философом вел долгий и непостижимый для окружающих диалог о тонкостях метафизики. Оставалось загадкой, когда и каким образом он успевал приобрести свои необъятные познания. Любопытно, что при первом визите в Англию двадцатисемилетний Лейбниц, успевший к этому времени снискать известность в качестве государственного деятеля, юриста и философа, с трудом, по собственному признанию, разбирался в математике. Через год он открыл дифференциальное исчисление.