Опрос

Интересует ли Вас страна производитель лабораторной посуды при одинаковом качестве::

Наш баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте код нашей кнопки:

Крэйдком

или текстовую ссылку:

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.

Реклама

Главная

Химия и жизнь

Секрет заключался не в трудолюбии Лейбница, как бы ни было оно' удивительно само по себе: он способен был работать почти без перерыва несколько суток подряд, причем занятия не прерывались и в дороге; в одном письме он вскользь' упоминает о том, что решил первую из задач Бернулли в карете, по пути из Ганновера в Вольфенбюттель, «потратив на это не больше времени, чем г-н Ньютон». Секрет был в почти сверхъестественной памяти Лейбница и еще больше в том, что в любой области знания, в любой проблеме гениальный немец умел мгновенно рассмотреть главное. В с\ щ-ности, это главное — общие принципы построения той или иной науки — и занимало его, заставляя поступиться частным и второстепенным.

Умом Лейбница владела мощная потребность синтеза. Эта потребность внушила ему, если можно так выразиться, его гносеологическое прекраснодушие, уверенность, что познание не имеет границ, точнее не знает препятствий, и что разум си лой одной только логики способен реконструировать мир со всем его мыслимым многообразием, ибо этот мир есть творение разума — воплощенный чертеж бога, которого Лейбниц именовал «великим геометром». Он имел смелость сравнивать всевышнего с часовых дел мастером, создавшим столь совершенный механизм, что этот механизм работает без его участия, повинуясь незыблемым законам, которые не в силах преступить сам их творец.

Для Лейбница представлялось важным уже сейчас, не дижидаясь, пока наука накопит необходимые фактические данные, очертить круг знания, то есть наметить общие принципы мироустройства и создать систему, куда, как мец в соты, будут гармонически уложены все будущие приобретения естественных наук. Миром правит «предустановленная гармония» — фундаментальное понятие метафизики Лейбница — и эта же гармония пронизывает здание науки, придает ему красоту и законченность. То, что служит залогом совершенства мира — его разумность, слу жит и гарантией его абсолютной познаваемости; иначе говоря, разум человека всесилен в познании, как разум создателя всесилен в творении, именно потому, что это разум, а не слепая воля к действию. Можно уловить отзвук научного оптимизма Лейбница в полушутливой фразе Эйнштейна о том, что «господь бог изощрен, но не злокознен».