Опрос

Интересует ли Вас страна производитель лабораторной посуды при одинаковом качестве::

Наш баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте код нашей кнопки:

Крэйдком

или текстовую ссылку:

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.

Реклама

Главная

Химия и жизнь

С точки зрения автора «Начал» Лейбниц был человеком не то чтобы неприятным или недостаточно богобоязненным (аскетически строгому, отличавшемуся глубокой религиозностью Ньютону жизнерадостное философствование Лейбница могло показаться плодом гордыни), но прежде всего несерьезным. Перед ним был дилетант, правда гениальный, и эту гениальность Ньютон сознавал. Но в то время как сам он был гением необычайной концентрации и дисциплины, мог годами сосредоточиться на одной задаче, на одном каком-нибудь разделе чауки и в молчании и одиночестве бил и бил, словно молотом, в одну точку, добиваясь полной ясности и окончательных решений, знаменитый немец был каким-то Протеем на глазах у всего образованного мира: вчера он был химиком и почетным членом полушарлатанского тайного ордена алхимиков-«розенкрейце-ров», сегодня он дипломат и с миссией майнцского курфюрста разъезжает по европейским столицам, далее он превращается в математика, физика, инженера и бог весть еще в кого, занимаясь всем сразу и ничего, как кажется, не доводя до конца.

Насколько такое впечатление было близко к действительности, показывают слова самого Лейбница.

Лейбниц — Плакку (5 сентября 1695 г.):

Итак, общительный, доброжелательный, многоречивый и распираемый всевозможными идеями, догадками, планами, проектами Лейбниц— и суровый, замкнутый (как сказали бы медики, «аутичный») Ньютон, строгий в отношениях к другим, а еще больше к самому себе, снедаемый внутренней тревогой и противоречиями своей сложной и скромной натуры. Контраст, кото-? рый заставляет вспомнить известную антитезу циклотимичеокой и шизотимической личности.

Лейбниц с его «геометрическим» и философским подходом к наметившейся научной проблеме, мгновенно разглядевший в исчислении бесконечно малых неисчерпаемый по своим возможностям метод или, как он выразился однажды, «всеобщий принцип для объяснения законов природы», — и Ньютон, стоящий на прочном фундаменте физических фактов, с недоверием относящийся к метафизике и предостерегающий от смешения «домыслов с действительностью». Конфликт, в котором немецкому нарению духа противостоит британская трезвость, идеализму — позитивизм.

Коротко говоря, разнице характеров соответствовало контрастное мировоззрение, различная научная и теоретическая философия обоих протагонистов. И столь же велика была разница между странами, где они родились.