Опрос

Интересует ли Вас страна производитель лабораторной посуды при одинаковом качестве::

Наш баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте код нашей кнопки:

Крэйдком

или текстовую ссылку:

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.

Реклама

Главная

Химия и жизнь

Исаак Ньютон был сыном могущественной островной державы, за тридцать лет до его рождения пережившей буржуазную революцию, страны, которая кичилась своей независимостью, флотом, парламентом, своим «Хабеас корпус» — законодательным актом, провозгласившим суверенные права личности.

Готфрид Лейбниц родился в Германии. Оии были почти ровесники:

Лейбниц был моложе англичанина на три с половиной года. Но он еще застал в раннем детстве Тридцатилетнюю войну — величайшее бедствие, какое когда-либо знала Германия. Ее население уменьшилось с 16 до 6 миллионов, города были разорены, и вся страна превратилась в обширное захолустье. С 1676 года и до конца жизни, то есть сорок лет, Лейбниц был подданным микроскопического Брауншвейгского герцог ства, которое обладало всеми преимуществами тихого, далекого от политических бурь уголка и всеми пороками затхлой провинциальной монархии, вроде той, какую сто лет спустя нарисовал Шиллер в драме «Коварство и любовь».

Зависимое положение придворного историографа и герцогского пенсионера отпечаталось на всем образе жизни Лейбница. Зато повсюду, куда он ездил с поручениями своих' владетелей, — а ездил он очень много, исколесил пол-Европы в тяжелых гряских колымагах под цоканье копыт, — он сумел завязать обширные связи, сумел оказаться в центре европейского научного мира и долгие годы, буквально до последних дней, обменивался письменными новостями чуть ли не со всеми знаменитостями своего времени. Таков он был — провинциал и европеец, житель чахлого городка Ганновер с десятитысячным населением и почетный гость Парижа, где в конце XVII века насчитывалось полмиллиона, ученый слуга при дворе третьестепенного феодального князька и некоронованный глава международной «литературной республики» философов и ученых.

Скажем здесь же несколько слов о переписке Лейбница, на ней будет построено дальнейшее повествование. Дело в том, что письма занимают в его наследии совсем не го мес то, какое им обычно принадлежит в собраниях сочинений великих людей, где эпистолярному жанру отводятся последние тома, обреченные лежать на прилавке под вывеской «уцененные товары».