Опрос

Интересует ли Вас страна производитель лабораторной посуды при одинаковом качестве::

Наш баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте код нашей кнопки:

Крэйдком

или текстовую ссылку:

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.

Реклама

Главная

Химия и жизнь

Первый научный журнал в Европе начал выходить в 1665 году, это был парижский «Журнал ученых». Почти одновременно с ним возникли лондонские «Философические труды». Их выпускало Королевское общество — аналог континентальных академий наук. Лишь с 1682 г. в Лейпциге стали выходить «Ученые записки», созданные при участии Лейбница, и двумя годами позже Пьер Бейль в Роттердаме основал «Новости литературной республики».

В эпоху, когда научная периодическая печать только зарождалась, письма были главным, если не единственным, каналом оперативного обмена научной информацией. Формально адресуемые одному лицу, они фактически были рассчитаны на широкий круг заинтересованных читателей. Письма передавали друг другу. С них снимали копии. Их пу бликовали. Письма служили средством научной полемики и представляли собой не что иное, как выступления на заочной, непрерывно работающей всеевропейской конференции ученых, где таким образом были представлены все тогдашние центры научной мысли:    Кембридж и

Пор-Рояль, Париж и Лондон, а немного позже и Санкт-Петербург. Испытываешь удивительное чувство, читая пространные письма Лейбница и ответы его корреспондентов: бессмертные имена, мелькающие на их страницах, — это современники, единомышленники, а чаще оппоненты; им бросают в лицо возражения, упреки, даже насмешки, от них требуют оправдания; о них говорится с должной мерой почтительности, но без всякого пиетета. Это не прошлое, а настоящее, не мраморные лики в парадных нишах, не хрестоматийные портреты: это живые люди, задиристые и самолюбивые, остроумные и обидчивые, изысканно-любезные и саркастпчески-язвитель-иые, гениалыю прозорливые и бесконечно наивные, как дети. При всем том они отлично знают себе цену: без колебаний они сознают себя духовными предстоятелями человечества, его светом и совестью, и это чувство высокой избранности, причастности к великому и вечному через толщу столетий передается читателю.

Лейбниц однажды сказал:    «Кто

знает меня по опубликованному, тот меня не знает». Лишь два-три десятка его произведений было напечатано при его жизни. Между тем архив Лейбница, собранный в Королевской библиотеке Ганновера и в хранилищах Берлинской академии наук, основателем которой был он, — это сотни тысяч страниц, исписанных мелким почерком, испещренных чертежами, таблицами, формулами. Среди них 15 300 писем, иные из которых представляют собой целые трактаты, конспективно излагающие содержание будущих — по большей части ненаписанных — ученых трудов.